жизнь - реальность сна
я не живу, я слежу за развитием жизни!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

жизнь - реальность сна > Мой любимый отрывок




среда, 6 августа 2008 г.
Виллаина Хемфул 22:41:12
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Брэм Стокер "Скорбь Сатаны" (Ад для Джеффри Темпеста) Виллаина Хемфул 21:55:33

­­


Этот роман издан Таллинским издательством Gart в 1991 году. Его полное наименование "Скорбь Сатаны (Ад для Джеффри Темпеста)". Вот только у Стокер нет такого романа, даже нет ничего похожего. Так что перед нами очередная мистификация. Единственное, что осталось для меня загадкой - чья. В конце книги (на последней странице с атрибутами) автор указан так: "Брэм Стокер (Мария Корелли)". Переводчик Е.Кохно, переработка А.Хохрева (и Хохрев же указан в копирайтах). Так что возникает вопрос - или это западная мистификация, чей автор скрывается за именем Марии Корелли, или все это байки, придуманные Хохревом. Ну да ладно, это дело второстепенное. Главное - это сама книга.


­­


"- Вы верите в ад? - вдруг спросил я. - И в Сатану, Архиврага
человечества?
Он молчал так долго, что я был удивлен; губы его побелели, и странная,
почти мертвенная неподвижность его черт придавала им какое-то страшное
выражение. После паузы он повернул ко мне свои глаза; напряженная, жгучая
горесть отражалась в них, хотя он улыбался.
- Конечно, я верю в ад! Как же может быть иначе, если я верю в небо?
Если есть верх, то должен быть и низ. Если есть свет, то также должна быть
тьма! И... относительно Архиврага человечества: если половина историй,
рассказываемых о нем, верны, то он должен быть самым жалким и достойным
сожаления существом в мире! Что были бы скорби тысячи миллионов миров в
сравнении со скорбями Сатаны!
- Скорби! - повторил я. - Предполагается, что он чувствует радость,
делая зло!
- Ни ангел, ни дьявол не могут этого чувствовать, - сказал он медленно.
- Радоваться, делая зло, - это временная мания, которая интересует только
человека; чтобы зло вызывало настоящую радость, должен снова возобновиться
Хаос.

Он смотрел на темное море. Солнце зашло, и одна бледная звездочка
мерцала сквозь облака.
- И я опять скажу: скорби Сатаны! Скорби неизмеримые, как сама
вечность. Вообразите их! Быть изгнанным с небес! Слышать сквозь бесконечные
сферы отдаленные голоса ангелов, которых однажды он знал и любил! Блуждать
среди пустынь темноты и тосковать о небесном свете, который был раньше
воздухом и пищей для его существа, - и знать, что человеческая глупость,
человеческая жестокость, человеческий эгоизм держат его таким образом в
изгнании, отверженным от прощения и мира! Человеческое благородство могло бы
поднять заблудщего духа к пределам его потерянных радостей, но человеческая
подлость тянет его опять вниз. Муки Сизифа легки по сравнению с муками
Сатаны! Неудивительно, что он ненавидит человечество! Мало порицания ему,
если он вечно старается уничтожить жалкий род; не диво, что он оспаривает их
участие в бессмертии! Думайте об этом, как о легенде.
И он повернулся ко мне почти бешеным движением.
- Христос искупил человека и своим учением показал, как может человек
искупить дьявола!
- Я вас не понимаю, - сказал я слабо.
Странная горечь и страстность его тона внушали мне благоговение.
- Вы не понимаете? Однако моя мысль едва ли нелепа! Если бы люди были
верны своим бессмертным инстинктам и Богу, который сотворил их; если б они
были великодушны, честны, бесстрашны, бескорыстны, правдивы; если б женщины
были чисты, мужественны, нежны и любящи - разве вы не можете себе
представить, что красоту и силу такого света Люцифер, Сын Утра, любил бы -
вместо того, чтобы ненавидеть? Что закрытые двери Рая были бы отперты, и что
он, поднявшись к Создателю по молитве чистых существ, опять бы стал носить
Ангельский венец? Разве вы не можете понять это, даже путем легендарной
истории?
- Ну да, для легендарной истории идея очень красива, - согласился я. -
И для меня, как я вам уже сказал раньше, совершенно нова. А так как мужчины
никогда не будут честными, или женщины - чистыми, то я боюсь, что у бедного
дьявола плохи шансы когда-нибудь достичь искупления!
- Я также боюсь этого! - И он посмотрел на меня со странной усмешкой. -
Я очень боюсь, что это так! И, хотя его шансы весьма слабые, я скорее уважаю
его за то, что он Архивраг такой недостойной расы!"

­­



"- Ты думаешь, что я друг, - сказал он. - Тебе следовало бы считать меня
врагом, потому что тот, кто льстит человеку за его добродетели или
потворствует ему в его пороках, есть худший враг того человека. Но ты считал
меня удобным товарищем с тех пор, как я стал служить тебе, - я и мои
последователи со мной. Ты не мог понять этого, ты, который глумишься над
сверхъестественным!­ Ты мало думал об ужасных деятелях, что производили
чудеса на твоем празднике в Виллосмире! Ты мало думал, что злые духи
готовили дорогой банкет и разливали сладкие вина!"




Категории: Мой любимый отрывок
комментировать 29 комментариев
М. Б. "Мастер и Маргарита" Виллаина Хемфул 20:36:44
­­



"Азазелло тихо и одобрительно крякнул, а Воланд, внимательно поглядев на Маргариту, заметил как бы про себя:
- Да, прав Коровьев! Как причудливо тасуется колода! Кровь!
Он протянул руку и поманил к себе Маргариту. Та подошла, не чувствуя пола под босыми ногами. Воланд положил свою тяжелую, как будто каменную, и в тоже время горячую, как огонь, руку на плечо Маргариты, дернул ее к себе и посадил на кровать рядом с собою.
- Ну, уж если вы так очаровательно любезны,- проговорил он, - а я другого ничего и не ожидал, так будем без церемоний, - он опять наклонился к краю кровати и крикнул: - Долго будет продолжаться этот балаган под кроватью? Вылезай, окаянный ганс!
- Коня не могу найти, - задушенным и фальшивым голосом отозвался из-под кровати кот, - ускокал куда-то, а вместо него какая-то лягушка попадается.
- Не воображаешь ли ты, что находишься на ярмарочной площади? - притворяясь рассерженным, спрашивал Воланд, - никакой лягушки не было под кроватью! Оставь эти дешевые фокусы для Варьете. Если ты сейчас же не появишься, мы будем считать, что ты сдался, проклятый дезертир.


­­


- Ни за что, мессир! - заорал кот и в ту же секунду вылез из под кровати, держа в лапе коня.
- Рекомендую вам..- начал было Воланд и сам себя перебил: - Нет, я видеть не могу этого шута горохового. Посмотрите, во что он себя превратил под кроватью.
Стоящий на задних лапах и выпачканный пылью кот тем временем раскланивался перед Маргаритой. Теперь на шее у кота оказался белый фрачный галстух бантиком, а на груди перламутровый дамский бинокль на ремешке. Кроме того, усы кота были вызолочены.
- Ну что же это такое! - воскликнул Воланд, - зачем ты позолотил усы? И на кой черт тебе нужен галстух, если на тебе нет штанов?
- Штаны коту не полагаются, месир, - с большим достоинством отвечал кот, - уж не прикажете ли вы мне надеть и сапоги? Кот в сапогах бывает только в сказках, мессир. Но видели ли вы когда- либо кого-нибудь на балу без галстуха? Я не намерен оказаться в комическом положении и рисковать тем, что меня выталкают в шею! Каждый украшает себя, чем может. Считайте, что сказанное относиться и к биноклю, мессир!
­­- Но усы?..
- Не понимаю, - сухо возражал кот, - почему, бреясь сегодня, Азазнлло и Коровьев могли посыпать себя белой пудрой, и чем она лучше золотой? Я напудрил усы, вот и все! Другой разговор был бы, если б я побрился! Бритый кот - это действительно уж безобразие, тысячу раз согласен презнать это. Но вообще, - тут голос кота обидчиво дрогнул, - Я вижу, что ко мне применяют кое-какие придирки, и вижу, что передо мною стоит серьезная проблема - быть ли мне вообще на балу? Что скажете вы мне на это, мессир?
И кот от обиды так раздулся, что казалось, еще секунда, и он лопнет.


­­

- Ах, мошенник, мошенник, - качая головой, говорил Воланд, - каждый раз, как партия его в безнадежном положении, он начинает заговаривать зубы, подобно самому последнему шарлатану на мосту.
Садись и прекрати эту словесную пачкотню.
- Я сяду, - ответил кот, садясь, - но возражу относительно последнего. Речи мои представляют отнюдь не пачкотню, как вы изволите выражаться в присутствии дамы, а вереницу прочно упакованных силлогизмов, которые оценили бы по достоинству такие знатоки, как Секст Эмпирик, Марциан Капелла, а то, чего доброго, и сам Аристотель.
- Шах королю, - сказал Воланд.
- Пожалуйста, пожалуйста, - отозвался кот и стал в бинокль смотреть на доску." ...

­­


Категории: Мой любимый отрывок
комментировать 16 комментариев


жизнь - реальность сна > Мой любимый отрывок

читай на форуме:
АУ!
Люди,мну чскучно,давайте поиграем в...
пройди тесты:
Любовь смерти
Кто ты из магических существ?
Просто Люблю aka его марионетка(6)
читай в дневниках:
[6]
[7]
[8]

  Copyright © 2001—2018 MindMix
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх